6 июля 2018, 16:28 [ «Аргументы Недели» ]

6 июля 2018, 16:28 [ «Аргументы Недели» ]

Татьяна Полякова: Настоящее и будущее российской литературы и книги

Известная российская писательница Татьяна Полякова рассказала Аргументам Недели о настоящем и будущем российской литературы и книги. Почему детективный жанр наиболее популярен в России?

«Меня часто спрашивают, почему сегодня детектив так популярен и не показатель ли это некоторой читательской деградации, глобального падения интереса к серьезной литературе? Я не склонна драматизировать ситуацию. Читательский интерес всегда неравномерно распределялся между популярной литературой — она же массовая — и элитарной. Это нормально. Скорее всего, с какими-то вариациями, такой расклад и останется.

Сегодня детектив многолик. Он занял ниши самых разных жанров! Вспомните годы перестройки, 90-ые, когда вдруг стало непонятно, как трактовать историю и жанра исторических, военных приключений стали избегать. Приключенческой литературы просто не стало! Нет романов про разведчиков, про гражданскую войну... Давным-давно не появлялись такие эпические полотна, как «Тени исчезают в полдень». Подобную литературу всегда очень любили, и вдруг она исчезла. А природа не терпит пустоты: все освободившиеся ниши занял детектив. Он стал разноплановым. Сегодня это уже не просто загадочная история, где практически не выписаны характеры персонажей, нет психологической глубины, а действие не выходит за рамки расследования. Детектив в наши дни — это криминальная драма или полноценный многоплановый роман, да еще и с лихо закрученным сюжетом. В современном детективе может быть и колоритная историческая составляющая, и элементы мистики, и тонкие психологические коллизии, есть детективы-триллеры, детективы—мелодрамы и даже философские притчи... Сегодня остросюжетная проза — это литературный мэйнстрим. И все самое интересное за последнее время написано именно в этом жанре. Оставаясь таким многоплановым, детектив и дальше сможет удерживать свои нынешние завидные позиции.

Секрет успеха литературного произведения прост: читателю нужна увлекательная история и яркий герой, которому сопереживаешь. Серьезная литература сейчас, увы, грешит отсутствием и того и другого. Часто действие происходит в каком-то вневременном пространстве, в альтернативном прошлом или будущем. Вариации в духе Кутзее, только намного хуже. Вот люди и читают Кутзее, а его многочисленных подражателей вниманием обходят. Вариации постмодернистского толка — это бесконечные версии устройства мира после ядерной войны. Грустные, конечно, версии и неувлекательные. К тому же Голливуд все это отработал и отыграл со всех сторон еще в 90-ые годы. А попытки представить светлый вариант развития таких событий никак не убеждают.

У нашей современной серьезной литературы есть большая проблема—она не вызывает сопереживания. Трудно увлечь читателя невнятной историей, в которой действуют какие-то странные и малосимпатичные дяденьки и тетеньки... Оттого такой популярностью и пользуются книги Дины Рубиной, которая всегда предлагает и захватывающую историю, и живых, убедительных и ярких героев. Другой пример: Виктор Пелевин. В его книгах золотое правило — история плюс герой неизменно соблюдается, что и позволяет ему быть одним из самых популярных авторов.

Сталкиваясь с рассуждениями о будущем российской литературы, часто слышу прогнозы о том, что печатную книгу скоро вытеснят гаджеты.Я, безусловно, признаю достоинства ридеров — огромная память, портативность, возможность многое настроить «под себя», быстро находить нужную информацию и дешево скачивать любые произведения... При этом они дают лишь голую информацию, а не эмоции.Я реально много читаю, покупая книги каждый месяц тысяч на пять. Конечно, это дорого! И все-таки я предпочту тащить с собой в путешествие 8-10 книг, а свой классный ридер я уже благополучно передарила... И таких — верных обычной книге людей — очень много. Конечно, великое дело — привычка. Но дело не только в ней. Нейробиологи уже доказали, что мозг человека воспринимает электронную книгу хуже, чем классическую.Кстати, не случайно и бизнес сегодня ориентирован на книгоиздание: в последние два года продажи электронных книг — это лишь 20% рынка, остальное — печатная книга.

Во всем мире издательства сейчас чувствуют себя неплохо. Я часто езжу в Италию и вижу, что там открываются новые книжные магазины, в Англии мода на печатные книги... А вот в России я, увы, не встречаю новых книжных магазинов. Причин несколько, по-моему мнению. Прежде всего, утверждение, что мы были «самой читающей страной в мире» не более, чем миф. Да, в каждом уважающем себя доме были книги. Но далеко не все их читали. В советское время книга — в том числе и показатель благосостояния, ведь как и многое они являлись дефицитным товаром.

Вторая причина- бумажная книга стоит дорого. И людям с невысоким доходом, а таких у нас, к сожалению, большинство, они просто не по карману. Как не плачевно, ситуация вряд ли изменится в лучшую сторону и велика вероятность, что вскоре печатная книга будет привилегией людей состоятельных. Еще один фактор социального неравенства. И тут сразу встает вопрос о детской книге. Ведь хорошо иллюстрированную книжку для детей никаким гаджетом не заменишь.

Я прекрасно помню многие свои детские книги, а сейчас мои внуки залистывают до дыр любимейшие страницы. Книга — это еще и возможность всегда обратиться к нужным строчкам, увидеть понравившуюся картинку. И каждый ребенок должен иметь такую возможность.

Остается только пожелать нам всем, чтобы цены на детские книги держались в разумных рамках. Возможно, имело бы смысл вернуться к датированию издания детских книг, как это было в советское время, чтобы книга перестала быть роскошью! Не читающие дети вырастают в довольно странных взрослых, от которых не приходится ждать ума-разума.

В СССР образование подняли на очень высокий уровень: разница между дореволюционными четырьмя классами церковно-приходской школы и советской восьмилеткой все-таки была колоссальная. Поэтому и книгочеев было много. А вот в средневековье чтение было элитарным занятием: низшим сословиям читать было некогда, нечего, да и незачем. Сейчас, похоже, дрейфуем к такой же ситуации".