Артефакты от Поляковой

Артефакты от Поляковой

Татьяна Полякова. Закон семи. — М.: Эксмо, 2006
 
В конце июня состоялся пресс-тур, посвященный выходу новой книги Татьяны Поляковой «Закон семи». Это событие красочно описывается в разосланном не так давно пост-релизе издательства «Эксмо».
Популярная писательница, работающая в жанре так называемого авантюрного детектива, пригласила столичных и владимирских журналистов прогуляться по Суздалю и Спасо-Ефимиеву монастырю, где происходит действие ее нового произведения и в трапезной Успенской церкви которого (в России сохранилось лишь около двадцати подобных трапезных палат XVI века — надо полагать, как раз для подобных светских раутов) прошла посвященная книге пресс-конференция, а в ходе предшествовавшей ей экскурсии Полякова познакомила работников пера с местами, упомянутыми в романе. (Автор пост-релиза «Эксмо», например, была потрясена ответом на вопрос о том, почему в романе Спасо-Ефимиев монастырь переименован Поляковой в Спасо-Преображенский: «Оказывается, в давние времена он назывался именно так!»)
Впрочем, все это не более чем милые эпизоды и речь не о них.
Неторопливо прогуливаясь среди древних стен, Полякова рассказала прессе таинственную историю возникновения замысла: «Около двух лет назад я начала активно интересоваться старинными книгами, которые хранятся в Спасо-Ефимиевом монастыре в Суздале. Информация, почерпнутая из этих книг, а также вся атмосфера монастыря и города, пропитанная духом древней истории, вдохновили меня на написание романа "Ангел нового поколения". Он вышел в 2005 году. Тогда же у меня возникла идея написания романа, в центре сюжетной линии которого были бы древние артефакты — ритуальные кинжалы. Мне показалось интересным попробовать описать события, которые произошли (или могли бы произойти) именно в Спасо-Ефимиевом монастыре. Спустя некоторое время мне приснился сон. Очень странный сон — со всеми мистическими атрибутами и местным колоритом: вороны, кинжалы, темные подземелья и монахи, творившие чудовищные обряды. Когда я проснулась, в моей голове уже полностью выстроился сюжет будущей книги. Возникла идея о дневнике и о том, что часть событий произойдет накануне революции, в монастырских стенах. Хотя получившийся в итоге роман — ни в коем случае не исторический детектив».
Что тут скажешь… «Артефакты» — ход, по нынешним временам, и модный и беспроигрышный, надо быть совершеннейшим невежей в конъюнктурных предпочтениях публики, чтобы не побряцать у нее перед носом этими самыми «артефактами» (или, научно выражаясь, «процессами или образованиями, не свойственными изучаемому объекту в норме и возникающими обычно в ходе его исследования»). Без «артефактов» нынче никуда, да и классика их не чуралась: без них бы и затея с путешествием Фродо Бэггинса провалилась, и «Цветик-семицветик» бы увял, и Ивану нашему царевичу совсем бы туго пришлось… Только вот создатели всех этих сюжетов предпочитали называть вещи своими именами, а не притягивать за уши ученую терминологию. Зато какой эффект! Шепни на ушко любому спящему россиянину: «Артефакты», как он тут же вскочит и помчится включать телевизор!
А уж если еще и сдобрить эти самые «артефакты» воронами, монахами, подземельями и чудовищными обрядами, то бешеный успех книге гарантирован.
«В своем новом романе, — говорится в пост-релизе, — Татьяна Полякова использует нетипичный для ее писательской манеры прием — в сюжете книги "Закон семи" тесно переплелись современность и детективная история столетней давности, заключенная в старом дневнике. Главная героиня романа Ярослава Белосельская однажды обнаружила, что прапрадед и отец "держали в руках" ключи от… ада. Правда, держали, да не удержали. Ключи эти — семь старинных кинжалов времен Ивана Грозного — растворились в неумолимом потоке времени. Но вот один из кинжалов спустя века попал в руки к Ярославе. В результате, девушка оказалась в самой гуще таинственных событий, и теперь ей предстоит выяснить, куда же пропали остальные шесть кинжалов».
Мало того, что «Ярослава», так еще и «Белосельская» — не какая-нибудь Маша Смирнова, каких пруд пруди (этим-то «артефакт» ни в жисть не доверят…). В общем, с сюжетом все ясно. «Нетипичный прием» Поляковой оказывается всего лишь чем-то вроде сочинения на заданную тему, скроенного (по неопытности, разумеется) по затасканному шаблону «А не написать ли мне супербестселлер?» По крайней мере, все элементы бездарного следования «лучшим образцам» налицо. А поскольку глупость, в отличие от прочего, бесконечна, то намечается и продолжение: «Я не люблю готовые сюжеты, мне обязательно нужно все придумать самой. Мне было очень приятно работать над этой книгой. Даже есть идея написать продолжение. Без семи кинжалов, конечно. Но с теми же героями — ведь они уже обладают определенными навыками поисков таинственных раритетов»
Татьяна Полякова, сказано в пост-релизе «Эксмо», сравнений с Дэном Брауном не боится. И впрямь: куда ему — владимирская писательница вместе с Акуниным, Эко и Спилбергом лично раскодировала все коды, когда этот американский выскочка еще пешком под стол ходил:
«Только очень несведущий в литературе человек может найти сходство, — пожимает плечами Татьяна Викторовна. — У меня был роман "Ангел нового поколения" с мистической подоплекой. И никому тогда не приходило в голову сравнивать меня с Дэном Брауном. Потому что к тому времени его книга еще не появилась у нас! Есть "Алтын-Толобас» Бориса Акунина, "Имя Розы" Умберто Эко и, извините, даже "Индиана Джонс" Стивена Спилберга. С появлением книги "Код да Винчи" всю художественную литературу, связанную с религией и историей, неизбежно начинают сравнивать с ней. Но лично я никаких точек соприкосновения не вижу. К тому же я способна придумывать интересные сюжеты и без "жонглирования" вопросами Религии и Веры».
Что ж… Религией и Верой в новом творении Поляковой и впрямь не пахнет. Для чего, видимо, и понадобилось «жонглирование», устроенное в монастырской трапезной. На сегодняшний день она является автором примерно сорока детективных романов, изданных «Эксмо» в персональной авторской серии «Авантюрный детектив» — видимо, теперь следует ожидать экспериментов за ее пределами.
 
 Татьяна Полякова. Закон семи. — М.: Эксмо, 2006