Отрывок из романа "Моё второе я"
В детективах Поляковой — захватывающий сюжет и непредсказуемая развязка, обаятельные герои и невероятные приключения, легкий стиль и яркие диалоги.
05.10.2010

Отрывок из романа "Моё второе я"

В «Эксмо» совсем скоро выйдет новый роман от основателя жанра современного российского авантюрного детектива Татьяны Поляковой "Мое второе я"


Утром Раиса вскочила ни свет ни заря, чтобы приготовить завтрак. Почуяв запах съестного, на кухне появился Витька, потом к ним присоединился Арсений. Я слышала, как они разговаривают. Обо мне никто не вспомнил, пока Раиса не сказала:

– Потише, Марусю разбудите.

– Если она хочет попасть на поезд в 10.30, ей пора вставать, – сказал Арсений, а я сцепила зубы от злости.

– Сенечка, ты должен с пониманием относиться к ее слабостям, – заныла Раиса. – Почему бы тебе...

– Заткнись. Пять лет я только и делаю, что отношусь к ней с пониманием. Она меня подставляет, иногда просто кидает, а я продолжаю проявлять понимание. Пусть катится. Ничего слышать о ней я больше не хочу.

– Отлично, – сказала я, правда, самой себе, и, дождавшись, когда этот тип покинет квартиру, отправилась в ванную.

Через двадцать минут я была готова навсегда уехать из этого города, но все-таки решила выпить кофе перед отъездом и застала на кухне Раису с Витькой.

– Проснулась? – маятно взглянув на меня, спросила подруга.

– Как видишь. Будь добра, вызови мне такси.

Раиса, вздохнув, потянулась за телефонной трубкой, а Витька решил подать голос.

– Я, конечно, новичок в вашей команде, но мне кажется, Арсений будет совсем не рад, если ты уедешь.

Отвечать на это я сочла ниже своего достоинства. Через десять минут, тепло простившись с Раисой, я спустилась во двор, где меня поджидало такси. Однако по дороге на вокзал мои мысли приняли совсем иное направление. Раису я знала давно, и сомнения нашего дорогого друга были мне понятны. То, что ей попадало в руки, можно было вырвать только вместе с ними. Если, кроме записной книжки, в вещах Николая Ивановича была некая вещь, так необходимая злодеям, она, скорее всего, осталась у Раисы. Сейф был вскрыт, в чем я смогла убедиться, но в ее доме есть тайник. Я его обнаружила, не скажу, чтобы случайно, а после некоторых наблюдений за подругой. Ключ от дома у меня в сумке, таким образом, ничто не мешало мне проверить свои подозрения.

В общем, я попросила водителя такси сменить маршрут, и вскоре мы уже тормозили возле дома Раисы. Входя в калитку, я на всякий случай огляделась и не заметила ничего необычного.

Тайник был устроен очень ловко. Взгромоздясь на стул, я открыла верхний ящик кухонного гарнитура, отодвинула в сторону жестяные банки с кофе, чаем и приподняла заднюю стенку шкафчика, за которой оказалось углубление в стене. Совершенно пустое. Испытав разочарование, я передвинула банки на место, и тут почувствовала движение за своей спиной. Сердце екнуло, но вовсе не от страха. По необъяснимой причине я решила, что это Арсений. Он, вероятно, намеревался проводить меня (о том, почему у него это желание возникло, я предпочла не думать) и, заметив, что я отправилась к Раисе, зашел узнать, что мне здесь понадобилось. Хорошо, что тайник пуст, иначе бы ненароком подвела подругу. Не торопясь оборачиваться, я изо всех сил пыталась придать себе беззаботный вид и даже что-то напевала под нос, пока не услышала:

– Вам помочь?

Сердце екнуло вторично, но на сей раз не от радости, потому что голос вовсе не принадлежал Арсению. Медленно повернувшись, я увидела двоих типов в нескольких метрах от себя. Один был высок, широкоплеч, одет в джинсы и черную футболку, физиономия до того злобная, что становилось ясно: мозгов у него маловато, и их отсутствие он с лихвой компенсировал недюжинной силой и лютой неприязнью к прочим обитателем Вселенной. Второй был чуть выше среднего роста, светловолосый и светлоглазый, с приятным лицом. Такие типы обычно нравятся женщинам. Но мне он совсем не понравился, потому что делать ему в доме Раисы нечего, но, несмотря на это, он стоял напротив и не испытывал дискомфорта оттого, что здесь его не ждали.

– Что ищете? – с усмешкой спросил блондин.

– Собираюсь выпить кофе, – ответила я, продемонстрировав банку в своей руке. – А вам тут что понадобилось?

– Можно спросить, где ваша подруга?

– Уехала из города на пару дней. А меня попросила навести в доме порядок. Кстати, это не вы случайно устроили здесь погром?

– Случайно мы.

– Надеюсь, вы уберетесь вон до того, как я спущусь со стула.

– Мы не собирались задерживаться, – хмыкнул блондин. – Но вам придется отправиться вместе с нами.

– Да? С чего вдруг?

– Ну, хотя бы потому, что я так решил.

– Давай, детка, иди к папочке, – пробасил верзила и мерзко усмехнулся.

– Вы знакомы с Уголовным кодексом? – задала я вопрос, обращаясь исключительно к блондину.

– Почитываю на досуге.

– Тогда вы знаете, что похищение людей...

– Какое похищение? – засмеялся он. – Мы немного прогуляемся, только и всего.

– Не зли меня, детка, – рявкнул верзила.

Страха я не испытывала, беспокойство – да, но не страх. Прежде всего, напугать меня не так легко, хотя я и выгляжу беззащитной девушкой, готовой рухнуть в обморок при первом чихе. Мне и раньше доводилось бывать в переделках, и я умудрялась выбраться из них не только без серьезных увечий, но даже без синяков и ссадин. Парочка, что стояла напротив, не накинулась на меня с кулаками, выходит, это не обычные бандиты, по крайней мере соблюдают осторожность и не спешат затевать военных действий. Уже хорошо. Я рассчитывала на их осмотрительность, а еще на свое женское обаяние, которое тоже не раз выручало.

На губах блондина появилась улыбка, которая прозрачно намекала, что мои прелести не остались незамеченными. Здоровяк хоть и силился выглядеть грозно, но поглядывал с не меньшим интересом. Лишь бы этот самый интерес не приобрел опасную для меня форму.

– Руку подайте, – сказала я ворчливо, намереваясь спрыгнуть со стула, здоровяк с готовностью шагнул навстречу, но блондин его опередил. Я спрыгнула, вроде бы случайно проведя рукой по его груди. Под пиджаком наплечная кобура. Кого же мне черт послал? Разгуливать по городу с пистолетом станет далеко не каждый бандит.

– А ты занятная, – усмехнулся блондин. – Может, мне снять пиджак, чтобы тебе было удобнее?

– Сделайте милость, прекратите мне тыкать, – попросила я.

– Извините, – осклабился он и взял меня под руку.

Здоровяк отобрал у меня банку и зачем-то в нее заглянул.

Мы вышли из дома, мужчины подождали, пока я запру дверь, и направились к стоявшему возле калитки джипу. Я оказалась между ними, шли он расслабленно, но чувствовалось, любую мою попытку сбежать пресекут мгновенно.

– Вы не могли бы объяснить, куда мы направляемся и что все это значит? – вежливо спросила я уже в машине. Надо сказать, явились они сюда втроем, в джипе ждал водитель, и на заднем сиденье я вновь оказалась между своими конвоирами.

– У меня встречный вопрос, – усмехнулся блондин. – А куда уехала ваша подруга?

– В Сочи, – легко соврала я. – Ночью она отправилась на такси в Москву, а оттуда собиралась лететь самолетом.

– Вот как, – продолжил ухмыляться блондин. – Чем же ей наш аэропорт не приглянулся? Кстати, как зовут прекрасную незнакомку?

– Вы мою подругу имеете в виду? – уточнила я.

– Нет, вас. О вашей подруге я знаю все, что мне нужно.

– Меня зовут Мария. А вас?

– Чудесное имя, – заметил он, забыв представиться. Я решила обидеться и перестала обращать на него внимание.

Я гадала, куда мы направляемся, а главное – с какой целью. Цель хоть и смутно, но вырисовывалась. Этим типам нужна некая вещь, находившаяся у Николая Ивановича, предположительно несколько страниц из записной книжки, и они собираются их получить, потому что уверены – теперь они у Раисы. Если меня хотят использовать в роли заложника, значит, место для заточения выберут где-то за городом, оттого я несколько удивилась, когда поняла, что двигаемся мы в сторону центра. Дважды свернув на светофоре, мы подъехали к воротам бывшего хлебокомбината, по крайней мере еще лет пять назад здесь располагался именно он, но, должно быть, это уже в прошлом. Корпуса выглядели заброшенными, лишь в двухэтажном строении возле ворот теплилась жизнь, по крайней мере я увидела охранника и еще одного типа, который с праздным видом болтался у подъезда. Надо полагать, изрядный кусок землицы в черте старого города возбудил чей-то аппетит, и хлебокомбинату пришлось найти себе другое местечко. Не удивлюсь, если через год тут появится очередной бизнес-центр.

Джип притормозил возле подъезда, блондин вышел и джентльменски подал мне руку.

– Зачем мы здесь? – задала я вопрос, хмуро оглядываясь.

– У нас еще будет время побеседовать, – ответил блондин и распахнул передо мной покосившуюся дверь, возле которой пасся охранник.

Узкий коридор, кабинеты по обе стороны, мы вошли в ближайший. На единственном окне решетка, несколько стульев и проваленная кушетка в углу. При мысли, что мне, возможно, предстоит провести тут несколько часов, я невольно поморщилась.

– Согласен, обстановка для такой девушки совершенно неподходящая, – заметив мое недовольство, вздохнул блондин. – Лишний повод постараться нам помочь.

Здоровяк плюхнулся на стул возле двери и оттуда поглядывал на меня с плотоядной ухмылкой.

– И какой помощи вы от меня ждете? – спросила я, устраиваясь на стуле.

– Давайте поговорим откровенно, – блондин сел на кушетку. Хоть и продолжал улыбаться, но взгляд стал иным и теперь не сулил ничего хорошего. – Кстати, у вас очень красивый голос, – продолжил он, не дожидаясь моего ответа. – Его ни с каким другим не спутаешь, поэтому я абсолютно уверен, что ночью разговаривал с вами по телефону, когда звонил вашей подруге.

– Так это были вы?

– Да, я. Что избавляет нас от необходимости валять дурака. Так что вы сделали с трупом?

– Зачем вам труп? – нахмурилась я.

– Мне он без надобности.

– А мне без надобности знать, что с ним стало.

Блондин засмеялся и покачал головой.

– Что ж, храните свои милые секреты... меня интересует другое. Нечто, оставшееся у вашей подруги.

– Я не против поговорить откровенно, – ответила я. – Ситуация непростая, раз вы только что упомянули о трупе. Думаю, в наших общих интересах, чтобы о нем знали как можно меньше людей. И его местонахождение осталось в тайне. Я правильно поняла?

– Вы не только красивы, но и умны. – Верзила у двери переводил взгляд с меня на блондина и хмурился, наверное, не все произнесенные нами слова были ему понятны, и он слегка беспокоился, ожидая возможности вставить реплику. Вряд ли он смог бы сказать что-то оригинальное, скорее, еще с порога стал бы меня запугивать. И тот факт, что блондин с этим не спешит, попросту не укладывался в его голове.

– А знаете, мне, как ни странно, приятно слышать это от вас, – засмеялась я. – Хотя я подозреваю, что человек вы опасный.

– Только не для красивых женщин, – еще шире улыбнулся он. – Но так как вы не только красивы, но и умны, то должны понимать, я могу в любой момент вас покинуть, и тогда... – Он выразительно посмотрел на верзилу, а я выразительно поежилась.

– Надеюсь, вашей доброты хватит этого не делать.

– Тут важно вовремя пойти навстречу друг другу.

– Можете быть уверены в моем огромном желании вам помочь.

– Продолжайте, – кивнул он.

– Появление трупа явилось для моей подруги серьезным испытанием. Было вполне естественно как можно скорее от него избавиться. Что, собственно, она и сделала.

– Обратившись за помощью к вам?

– Ко мне она обратилась, потому что нуждалась в поддержке. Я имею в виду, моральную поддержку. Уверяю вас, в тот момент, когда я поспешила ей на помощь, ничего о трупе мне известно не было. В ее доме царил жуткий беспорядок, и это навело меня на мысль, что там побывали грабители. У подруги исчезли деньги.

– Надеюсь, она переживет их потерю.

– Я тоже надеюсь. Тут позвонили вы, и после нашего разговора стало ясно, что все не так просто. Скажите, та самая вещь, которая вас так интересует... что она собой представляет?

Блондин засмеялся.

– Вы не поверите, но я сам не знаю.

– Но ведь... ваш интерес к трупу напрямую связан с этой вещью, то есть с желанием ее получить?

– Логичное предположение.

– Тогда почему вы вовремя не позаботились о том, чтобы нужная вещь оказалась у вас?

– Давайте не будем ходить вокруг да около, – сказал блондин. – Я не убивал этого человека, если вы на это намекаете, и кто это сделал, не знаю. Возможно, ваша подруга... я сказал, возможно, – поднял он руку, уловив мое желание возразить.

– Если вы не имеете никакого отношения к появлению трупа, откуда вам известно, что он все-таки был? Если я выгляжу бестолковой, прошу меня простить, но в ваших словах, на мой взгляд, отсутствует логика.

Он вновь засмеялся.

– О трупе мне сообщил один человек, и об интересующей вещи тоже. Ко мне обратились с просьбой ее вернуть, и я намерен это сделать.

– Вы бы облегчили жизнь себе и мне, если бы сказали прямо, что это такое, – вздохнула я.

– Повторяю еще раз: мне ничего об этом не известно.

– Найди то, не знаю что, – буркнула я.

– Примерно так.

– Но если вы не знаете, откуда знать моей подруге?

– Если она захочет вновь увидеть вас, ей придется постараться.

– Звучит довольно зловеще. Слушайте, а ее гость мог предположить, что кто-то испытывает к его особе интерес?

– Возможно.

– Значит, он мог спрятать эту самую вещь, и необязательно в доме подруги?

– И где, по-вашему, он мог ее спрятать?

– Да где угодно.

– Не пойдет. Где угодно, я имею в виду. Хотя он вполне мог отдать ее на хранение. Вашей подруге, к примеру. Как видите, мы вновь вернулись к ней. Мне очень приятно с вами беседовать, но я ограничен во времени. Вот, как мы сейчас поступим. Вы ей позвоните и посоветуете приехать сюда, чтобы вернуть то, что ей не принадлежит. Если она этого не сделает... мне тяжело говорить вам об этом, но она вас больше никогда не увидит, если только частями. И тут от меня и от моего доброго расположения к вам уже ничего не зависит, так что постарайтесь быть убедительной.

– А вас не смущает мысль, что после разговора со мной она может позвонить в милицию, и здесь они появятся раньше, чем она?

– Не смущает. Раисе Константиновне вряд ли придет в голову подобная фантазия. Ее отношения с милицией не сложились, и впутывать ее в свои дела она точно не станет. К тому же не следует забывать о трупе, точнее, о том, что он бесследно исчез из ее дома. Надеюсь, что вещь, о которой мы говорим, менее важна для нее, чем ваша жизнь.

– Хотела бы и я быть уверенной в том же, – пожала я плечами.

– Давайте проверим. Звоните.

Он подал мне сумку, которая до той поры была в руках верзилы, я достала телефон и набрала номер.

– Ты где? – весело спросила Раиса.

– На территории бывшего хлебозавода на Румянцева.

– А что ты там делаешь?

– Беседую с симпатичным молодым человеком. Подозреваю, что симпатичным он будет недолго. Уже минут пятнадцать, как он перестал мне нравиться.

– Маруся, если ты хочешь, чтобы я поняла... – Тут до нее стало доходить, и она грязно выругалась. – Чего они хотят?

– Догадаться нетрудно, – вздохнула я. – Чтобы ты вернула им то, название чего они произносить отказываются. Есть у тебя для них что-нибудь интересное?

– Они что, денег хотят? Так ведь свистнули уже двадцать штук баксов.

– Вы хотите денег? – обратилась я к блондину.

– Не отказался бы. Но речь, как вы понимаете, не о них.

– Не хотят, – сказала я Раисе.

– Маруся, они чокнутые.

– Наверное, но мне от этого не легче.

– Потерпи, милая, я сейчас позвоню... сама знаешь кому.

Я захлопнула телефон и развела руками.

– Она в недоумении. Попробую перезвонить через полчаса. Вы не против?

– Не против. Но если в голову ей взбредет какая-нибудь глупость, вам не поздоровится. На то, чтобы свернуть вашу нежную шейку, у меня уйдет не больше минуты. И еще пару минут на то, чтобы покинуть это место.

– Можете не сомневаться, я заинтересована в том, чтобы глупости ей в голову не приходили. Хотя маловероятно, что она здесь сама появится, если уж собралась лететь в Сочи.


Все новости